вторник

Шведы: Бритта

Центр Стокгольма я успела неплохо изучить, собирая материал для одного издания. Я проштудировала карты и путеводители и целую неделю колесила по городу . Но когда мне предложили еще раз пройти уже известными маршрутами с местным старожилом, согласилась, не раздумывая, так как это была возможность еще глубже погрузиться в стокгольмскую жизнь.
Моим провожатым должна была стать Бритта.



Бритта уже несколько лет как на пенсии (для сведения: в Швеции женщины выходят на пенсию после 63 лет). Но "вполне энергичная, любит Стокгольм и, к тому же, говорит по-русски". Такую характеристику дала Бритте моя шведская подруга. "Прекрасно, - подумала я, - прогулка в компании пожилой шведки, всю жизнь прожившей в Стокгольме, может быть познавательной. Погуляем в центре пару часиков. Думаю, это ее не очень утомит".
Встреча была назначена в самом  центре старого города - на станции метро Гамла Стан.
- Как я узнаю Бритту? - поинтересовалась я.
- Сухонькая старушка, любит носить вязанные шапочки, - пояснила моя приятельница.
На назначенное место я приехала заранее, чтобы не пропустить Бритту, так как описание ее внешности было весьма расплывчато.
Я внимательно присматривалась к пожилым дамам (особенно в вязанных шапочках), но все они проходили мимо. Наконец, точно в назначенное время я увидела  женщину в спортивной куртке и с рюкзаком за плечами. Она выглядела как типичная шведка: высокая, стройная, со светлыми волосами, забранными в "хвост", правильными  приятными чертами лица.  Совсем не похожа на "сухонькую старушку, а, скорее, на постаревшую девушку. Это была Бритта.
Она поинтересовалась, что я хочу посмотреть. Я изложила ей свой план, и мы отправились на прогулку в старый город.
Мы бродили по лабиринту средневековых улочек, и Бритта показывала не только известные достопримечательности, но и дома, где она в детстве жила  с родителями, где жила уже  взрослой со своей семьей, где прожила последние годы своей жизни ее старенькая мама, показала школу, где училась, свои любимые места и уголки старого Стокгольма. Мы заглядывали в пустынные дворы  и сворачивали в тихие улочки, рассматривали средневековые порталы, старые колодцы, заходили в подъезды домов.





Начал накрапывать дождик. Бритта натянула на голову капюшон  куртки, а для меня извлекла из рюкзака зонтик. Два часа прошли быстро, и я уже  хотела  было предложить зайти в кафе и выпить напоследок по чашечке кофе, но Бритта меня опередила: "Марина, вы не устали? Если нет, то я предлагаю посмотреть Сёдермальм. Там есть очень красивые места, вам будет интересно это увидеть".
Для справки: Сёдермальм - это район Стокгольма, куда редко забредают туристы, но который считается одним из самых романтичных и шведских по духу. Расположен Сёдермальм на высоких холмах , а его улицы порой напоминают американские горки. Отказаться от перспективы погулять там с Бриттой я не могла.
Неутомимая шведка предложила не спускаться в метро, а пройтись пешком и заодно посмотреть старые шлюзы.
Так мы и сделали.
Два остова: Стадсхольмен, на котором собственно и находится Гамла Стан или Старый город, соединен с Сёдермальмом системой шлюзов и автомобильных развязок. Первые шлюзы здесь появились еще в 17 веке, а многоуровневые сложные развязки - в 30-е годы прошлого века. С их помощью шведы справились с проблемой пробок, а сложное техническое сооружение, выполненное по проекту инженера  Тоге Вильяма-Ульссона, получило высокую оценку самого Корбюзье.  Сверху развязки выглядят как большие круги, а само место сочленения двух островов получило название Слюссен, что значит - шлюз.

Мы спустились к старому шлюзу и Бритта объяснила, как он функционирует. Затем поднялись наверх, миновали развязку и оказались на Сёдермальме.

От здания бывшей ратуши, где сегодня располагается музей Стокгольма, а с 17-го по конец 19 века находилось русское купеческое подворье, мы двинулись вверх по улице Хорнсгатан (Hornsgatanдо церкви Святой Магдалины, затем повернули на улицу Белльмансгатан (Bellmansgatan), дошли до неоготического дворца Мария-Хиссен и погуляли по его улицам-мостикам.


 Затем свернули на улицу Бастугатан (Bastugatan) , которая вывела нас на деревянную террасу Монтелиусваген (Monteliusvagen), протяженностью в пол километра. И только в самом конце терассы Бритта, наконец, предложила присесть и перекусить. Уговаривать меня было не нужно - ноги уже довольно сильно гудели. Хотелось согреться, выпить кофе и немного отдохнуть. Мы присели на деревянный выступ. Бритта достала из рюкзачка два небольших поролоновых коврика, чтобы  не холодно было сидеть, горячий кофе, сахар, бутерброды и традиционные шведские булочки с корицей. Я, честно говоря,  не удивилась бы, если б в этом рюкзаке оказалась  еще и двухместная палатка, компактно сложенная до размера кошелька, и другие полезные вещи. В то же время, я набиралась опыта у бывалого путешественника. Бритта запаслась всем необходимым. Экономно и удобно. Впрочем, вероятно, это вынужденная мера для шведского пенсионера - не самого богатого жителя одного из самых дорогих городов Европы.
Мы наслаждались кофе, вкусной едой и видами Стокгольма. В то же время я чувствовала некоторые угрызения совести,  что  уже немолодая женщина ради меня проделала такой путь, а теперь еще нужно возвращаться обратно, к метро.  Я посмотрела на Бритту. Но на ее лице не было следов усталости. Оно дышало спокойствием и умиротворением.
"Здесь есть еще одно интересное место, - после некоторого молчания произнесла Бритта. - Там можно сделать отличные фотографии". Она уже упаковала рюкзак, а я все не решалась встать с нагретого места.
- Вы не устали, Марина? - спросила она.
- Ну что вы?! - соврала я. - Мне очень интересно.
Было, действительно, интересно. Кроме того, я сделал много хороших снимков и увидела то, чего не увидела бы без Бритты. Я собралась с силами, и мы двинулись дальше.
Место, которое хотела показать Бритта, оказалось самой высокой точкой Стокгольма. Когда мы туда добрались, вокруг были скалы с островками травы, среди которых гулял   ветер. На самой вершине скалы торчала радио вышка. Если бы не окурки и бутылки из-под пива, которые кто-то оставил до нас, я бы решила, что мы с Бриттой - первые покорители этой вершины за последние годы
.
- Нравится? - спросила моя провожатая. На ее лице читалась гордость и за свой город, который отсюда был виден как на ладони, и за себя. Я тоже хотела собой гордиться, поэтому, восстановив сбившееся дыхание и приняв позу покорителя вершин, сказала: "Спасибо, Бритта! Это будут мои лучшие снимки!" и  с энтузиазмом начала щелкать фотоаппаратом,
Но силы нужно было экономить. Нам еще предстояла обратная дорога.
Мы начали спуск. На узкой тропинке повстречался заяц. Он застыл, удивленно уставившись на нас. К туристам он, явно, не привык. Среди деревянных домиков и садов старого дачного кооператива он чувствовал себя вольготно, как за городом. Этот район Стокгольма, действительно, больше напоминал сельскую местность: густые заросли зелени, тишина, заборы, из-за которых выглядывают крыши скромных домиков. Бритта рассказала, что первый дачный кооператив возник здесь стихийно, в самом начале прошлого века. Он помогал людям выживать в голодные годы, а потом местные жители уже просто для собственного удовольствия разводили грядки. Шведы, как и русские, обожают возиться на своих шести сотках.
Решив, что экскурсия закончилась, я уверенно двинулась  назад уже знакомой дорогой, в сторону метро Слюссен. Но когда мы уже были в нескольких метрах от него, Бритта сказала:
"На Сёдермальме есть очень  красивые места в районе улицы Фьельгатан..." Я застыла как тот заяц, почуяв опасность. К новому марш-броску я не была готова. Но мне стыдно было показать слабину перед пожилой шведкой, поэтому пришлось согласиться.

На этот раз, чтобы добраться до самых живописных улиц, Бритта предложила проехать одну остановку на автобусе. Я с удовольствием согласилась.
Улица Фьельгатан - действительно, одна из самых колоритных на Сёдермальме.

Она пролегает по вершине высокой скалы, поэтому чтобы на нее попасть, нужно подняться по лестнице, что мы и сделали. Затем прошли по булыжникам старой улицы до смотровой площадки, откуда открывается великолепный вид на Балтику, острова и Старый город. Затем по лестнице с романтичным названием "У старого гроша" поднялись еще выше, на параллельную улицу, прошли по ней до Норвежской церкви, напротив которой  сохранились старые деревянные домики. Дальше логично было замкнуть круг, пройдя по улице Мастера Микаэлса (мастер этот был никем иным как местным палачом, дольше других продержавшимся в своей должности), которая выводит к  церкви Святой Екатерины и  площади Мосебакке. По пути можно было завернуть на смотровую площадку лифта Катарина-Хиссен, чтобы   полюбоваться панорамой города с 30-метровой высоты, а затем спуститься вниз с этой высоты по деревянной лестнице прямо к метро Слюссен. Но я неосторожно обмолвилась, что уже ходила этим маршрутом. "Тогда, - резонно заметила Бритта, - вам нужно увидеть новые районы Стокгольма".

Для того, чтобы попасть в один из самых престижных и красивых новых районов Стокгольма - Hammarby, нам пришлось прогуляться по Сёдермальму, а затем пересечь парк Vita Bergen с роскошной церковью Софии и открытыми эстрадами. По дороге Бритта успела мне поведать, что раньше она занималась бегом, но сейчас перешла на танцы, которые помогают развивать координацию. Занимается она танцами в сообществе пенсионеров, которое посещает несколько раз в неделю. Это сообщество объединяет в основном пожилых шведок, которые всячески помогают друг другу, проводят вместе свободное время, отмечают праздники и помогают справляться с трудностями и утратами, которых в этом возрасте становится все больше.
Наконец, мы вышли к пункту назначения: перед нами раскинулось небольшое озеро, по берегам которого живописно расположился современный жилой микрорайон Hammarby Sjöstad. Чтобы добраться до него, нужно было пересечь озеро на небольшом паромчике. Перспектива хотя бы пять минут посидеть на его удобных скамейках вернула мне силы.

(Эта фотография взята с  с сайта http://swedmarket.ru/index.php/87-novosti/189-rajon-hammarby-v-stokgolme, здесь же подробно о районе Hammarby Sjöstad)

Когда-то эта южная окраина была промышленным районом. Но в 90-е годы прошлого века его начали перестраивать, вложив сюда огромные деньги. В результате получился самый экологичный и технологичный район Стокгольма. За его застройку боролись самые лучшие конструкторские бюро Швеции. Дома здесь в основном малоэтажные, с большими  лоджиями и огромными окнами. Такое впечатление, что жилища эти рассчитаны не на суровый север, а на благословенный юг. Но можно представить себе, сколько света в этих квартирах и какой потрясающий вид открывается из их окон. Дома, что выходят на озеро, оборудованы причалами для личных лодок и катеров, а по озеру проложена длинная лента мостков, по которым можно гулять хоть до центра озера. Чтобы подкрепить мои силы, Бритта предложила мне мороженное, а затем увлекла меня в камыши гулять по воде. Мы обошли все мостки, после чего  мои глаза заметались в поисках скамейки.  К счастью, местные архитекторы предусмотрели много удобных мест для отдыха, и я предложила Бритте сделать паузу, чтобы вдоволь налюбоваться шедевром современной архитектурной мысли.

Передохнув, мы побрели потихоньку к трамваю. Мне показалось, что и Бритта уже начала уставать, поэтому я собрала свои силы для последнего броска. Бесшумный трамвай быстро домчал нас до метро, и когда мы уже зашли в вестибюль, Бритта остановилась. Она внимательно на меня смотрела, пытаясь, видимо понять, не убьет ли меня сразу ее очередное предложение. Я обреченно ждала.
- Я вспомнила, - произнесла Бритта, - что вы меня спрашивали о Лесном кладбище. Отсюда это совсем недалеко. Мы быстро доедем на метро.
Действительно, Лесное кладбище меня очень интересовало. Я успела узнать, что это один из трех объектов в Стокгольме, который охраняется ЮНЕСКО. Но сейчас я не готова была туда ехать  и я честно призналась в этом Бритте.
Мы двинулись к турникетам и только тут заметили, что станция закрыта на вход. В вестибюле было много полицейских и молодых людей в специальной форме, которые подходили к пассажирам, что-то им объясняли и записывали на бумажках. Бритта подошла к одному из служителей порядка, чтобы выяснить, что случилось. Оказалось, что на станции человек попал под поезд. Такие трагедии происходят и здесь, немало им способствует  тот факт, что все станции Стокгольмского метрополитена имеют открытые платформы. Пришлось вернуться на улицу и ждать автобусов, которые должны были заменить отмененные поезда. Чтобы скоротать время, Бритта предложила зайти перекусить. Мы съели по вкусному бутерброду и выпили по стакану кофе. Когда  вернулись к остановке, автобусы уже начали подходить. Несмотря на то, что это был вечер буднего дня, никакой давки не было. Шведы вообще очень сдержанный народ. Эмоции  выражают скупо, трудности переносят терпеливо, так же терпеливо относятся к окружающим, да и все службы  работали слаженно и четко, так что довольно быстро мы оказались в автобусе. Но когда мы в него сели, Бритта сообщила, что  автобус этого маршрута идет как раз до кладбища. Ну, как не воспользоваться такой возможностью!!?
И мы воспользовались.
Уже начало смеркаться, когда мы подходили к знаменитому стокгольмскому кладбищу. У меня, видимо, открылось второе дыхание, потому что я шла, почти не отставая от Бритты.
Кладбище появилось здесь, на месте старых карьеров, в 1915 году. Конкурс на его оформление выиграли два молодых шведских архитектора Гуннар Асплунд и Сигурд Леверенц. То, что предстало перед моими глазами, поражало воображение: огромные открытые площади с искусственными насаждениями, озером и высоким холмом для медитаций, сменялись лесом высоких корабельных сосен.  Гладкие ровные стволы  напоминали гигантские свечи. Своими верхушками они уходили так высоко, что, казалось, терялись в вечернем небе. А под ними - ровный дерн, подстриженная трава и небольшие скромные плиты. В этой горизонтали  - все земное и бренное, такое незначительное по сравнению с мощной вертикалью. И это сочетание успокаивало и примиряло со смертью. Здесь возникали совсем другие чувства и мысли, нежели на наших кладбищах - царстве скорби, где громоздятся разнокалиберные памятники, и где смерть значит больше, чем жизнь.


Гениальность архитекторов заключалась в том, что они смогли  величие и красоту природы подчинить общему замыслу, гармонично вписав в ландшафт лесные часовни и другие немногочисленные строения.
На обратном пути мы вышли прямо к холму медитаций, на вершине которого  росли высокие деревья. Под ними хорошо  предаваться размышлениям о вечном, но я благоразумно выбрала дорогу в обход холма. Бритта последовала моему примеру, и я подумала, что, вероятно, и она уже сильно устала. Но как только мы миновали холм, Бритта остановилась. Она обернулась и внимательно смотрела на его вершину. "Не могу вспомнить, - произнесла она, - как называется то высокое дерево, что растет на холме..." Я пожала плечами. "Марина, подождите меня здесь, пожалуйста. Я быстро..." С этими словами Бритта устремилась в сторону холма. Через несколько минут она уже была на его вершине. Я не верила своим глазам. Дальше произошло следующее: Бритта несколько раз подпрыгнула, а затем устремилась вниз. "Вот, - сказала она, протягивая мне зеленый лист, - возьмите, может быть, кто-нибудь подскажет, как называется это дерево..."
Когда мы ждали на платформе  электричку, перед моими глазами все еще стояли высокие корабельные сосны Лесного кладбища. Это было, пожалуй, самое сильное стокгольмское впечатление. После Бритты, конечно... Я восхищаюсь этой женщиной и очень ей благодарна!


3 комментария:

  1. Как здорово, я всегда мечтала побродить с таким вот провожатым, но по некоторым причинам приходится осваивать все самой ... Швецию пока боюсь "покорять" в одиночку, пока осваиваюсь в Испании и Чехии, но так интересно вы описали, что может быть рискну :)

    ОтветитьУдалить
  2. Просто восторг! Спасибо большое за такой обзор по Стокгольму. Была там несколько раз, но после Вас открыла этот город заново.

    ОтветитьУдалить

Популярные сообщения

"… и сказал он себе: нехорошо, если все те великие
диковины, что он сам видел или о которых слышал правду, не будут записаны для
того, чтобы и другие люди, не видевшие и не слышавшие, могли научиться из такого
повествования."

Марко Поло, “Книга о разнообразии мира”